Я в течение почти десяти месяцев вел в суде многотомное дело (под 100 томов) о хищении в энергетическом секторе. Мой подзащитный обвинялся в групповом мошенничестве, в результате которого было похищено 1 200 000 000 руб. (ст. 159 ч.4 УК РФ). Первоначально сумма ущерба вменялась следствием как 1 500 000 000 руб., потом ее следователь сократил до 1 200 000 000 руб. И вот с таким гигантским ущербом дело попало в суд. Одной из позиций защиты (а их было несколько в зависимости от эпизодов) было доказательство того, что как минимум в отношении половины ущерба следствие указало «не того потерпевшего». Получается, что клиента обвиняли в хищении у условной компании «А», а 600 000 000 руб. из вмененного поему подзащитному было похищено у компании «Б», в чем клиент не обвинялся.
В результате суд согласился с моими доводами, по этому эпизоду клиента оправдал – и это не смотря на возражения прокурора (!)- и в итоге назначил очень мягкое наказание (3 года лишения свободы). Таким образом, получается, что мы «отбили» у прокурора 600 000 000 руб. – не уверен – «отбивал» ли кто-либо когда-нибудь у нас в стране у прокурора такую сумму ущерба!

image_pdfimage_print