Осенью 2000 г. мне неожиданно раздался телефонный звонок из Лондона – меня просили срочно приехать в офис одной английской юридической фирмы, которую я тогда обслуживал, и лично принять строго секретный факс, который был столь конфиденциальный, что даже секретарше было строжайше запрещено его принимать! Каково же было мое удивление, когда на аппарате факса я обнаружил проект договора о подъеме недавно затонувшей подводной лодки «Курск» – причем по дороге в офис по радио в машине я услышал информацию, что лодку будет поднимать голландская компания «Маммут» – так что конфиденциальные предосторожности моих английских коллег были совершенно излишними.

Мне предписывалось срочно приехать в Санкт-Петербург и присоединиться к команде английских юристов, готовящих там договор о подъеме затонувшей лодки с фирмой «Маммут» – специализирующейся на глубоководных работах, как-то доставшей со дна морского останки мамонтенка, и даже изменившей из-за этого свое название (по-голландски «Маммут» означает «мамонт»). Проект присланного мне договора поверг меня в шок – сложилось ощущение, что он был написан по-русски сильно нетрезвым иностранцем -  кстати, автора этого опуса мне так и не удалось установить. А ведь через 2 дня он должен был лечь на стол Президенту РФ В.В. Путину!

В Санкт-Петербурге мы работали в офисе КБ «Рубин», где подлодка и разрабатывалась. Впервые оказавшись на территории КБ, я с удивлением увидел магазин, где продавался … чай! Мне тогда никогда в жизни еще не приходилось наблюдать столько сортов чая в одном месте – да еще на территории «режимного» объекта! Оказалось все банально просто – КБ поставил какую-то подводную лодку в Индию, а индусы расплатились чаем – в те времена это было обычным явлением. Вот его-то КБ и продавало.

Работа над договором доставила мне с профессиональной точки зрения огромное удовольствие, хотя из-за нее я и не спал двое суток. В разработке договора принимали участия около 30 человек – юристы, технари, банкиры, финансисты, страховщики, экологи  – я же отвечал за вопросы российского права в этой международной команде.

Рабочий кабинет И.Д. Спасского – начальника КБ – был превращен в переговорную, а находившийся по соседству кабинет одного из его замов – в курилку, где главной достопримечательностью была лежавшая на шкафу адмиральская форменная фуражка – предмет неподдельной зависти моих зарубежных коллег. Известно, что иностранцы обожают русскую милитаристику, особенно военную форму. Для голландцев не было большей радости, чем сфотографироваться на память в адмиральской фуражке, а чтобы избежать справедливого гнева ее владельца (адмирал был крут), мне даже пришлось «стоять на шухере».

В итоге, сложнейший по содержанию договор был составлен, переведен и представлен Президенту страны. Впоследствии, на его основании и был осуществлен подъем «Курска».

… А правду о причинах гибели лодки, наверное, никто никогда и не узнает…

image_pdfimage_print